Деньги и власть. (Часть 8)

У Goldman было правило: банк выступал за андеррайтинг только тех компаний, которые могли отразить в проспекте данные о продажах и прибыли за 10-ти летний период. На Уайтхеда обратил внимание Сидни Вайнберг и он долго с ним проработал в качестве ассистента. Он помогал компании заполучить в качестве клиента Ford и это был успех для компании. Вайнберг должен был уйти и Уайтхеда беспокоила мысль, что инвестиционно-банковское направление может угаснуть, потому что не будет клиентов. Клиенты находили Вайнберга сами, потому что он создал себе репутацию человека, к которому обращаются для решения финансовых вопросов. Уайтхед предложил искать новых сделок, набрать десять банковских служащих, которые бы встречались по всей стране с менеджерами разных крупных компаний. Это была абсолютно новая идея для банков того времени. Он также предложил разделить людей, которые ищут сделки и людей, которые ведут сделку. Это было характерно для любой компании на рынке, но только не для банков.

Группа Уайтхеда совершила революцию в инвестиционно-банковском секторе Уолл стрит, другие фирмы шли к этому много лет. Уайтхед разработал этические принципы для компании, когда никто этого не делал. Другой идеей Уайтхеда в Голдман было международное расширение компании. Конкуренты действовали активно в международном направлении, а Голдман даже не предпринимал никаких попыток выйти на международную арену. В 1967 году General Electric выбрала Morgan Stanley андеррайтером выпуска облигаций в Еврропе и это был мрачный день для Goldman.  В 1968 году Генри Фаулер, закончив свой срок на посту министра финансов, присоединился к Голдман в качестве партнера. Он был полезен для международных отношений компании. Через несколько лет Уайтхед попытался уговорить государственного секретаря Генри Киссинджера стать партнером Goldman. Уговорить Киссинджера не удалось, потому что он открыл свою консалтинговую фирму, но он два дня в месяц консультировал Голдман в течении 8 лет. Это сотрудничество с Фаулером и Киссинджером в будущем очень пригодилось.

Работа в Лондоне велась успешно, но компании с еврейскими корнями было это сделать в Лондоне не просто. В 1978 году за компанией Goldman числилось около 15% общего числа портфельных сделок объемом не менее 10 000 акций на Нью-Йоркской бирже. Банк руководил размещением 87 выпусков корпоративных ценных бумаг на сумму 7,6 млрд.$. В 1980 году начали строительство своего собственного здания за 100 млн.$ по адресу Броуд-стрит, 85.

В 1981 решили купить и купили J.Aron & Company, ведущего поставщика кофе и крупного трейдера на рынке драгоценных металлов и сырьевых рынках с доходом 1 млрд.$. Goldman пока избегала расширения за счет поглощения крупных фирм, из-за опасения нанести урон корпоративной культуре.

Идея о приобретении J.Aron связана с тем, что с годами арбитражные сделки становились все более сложными и приносили все больше прибыли. Рубин искал эти возможности, но не обязательно для случая слияния компаний. Иногда такая возможность предоставлялась для двух ценных бумаг, которые обращались на рынке независимо друг от друга, но могли быть связаны посредством деривативов. Покупка и продажа опционов – представляет собой узаконенную форму азартной игры, это особенно справедливо для 1960-1970 х годов – в тот период пока опционы не начали обращаться на бирже. До открытия в 1973 года Чикагской биржи опционов (CBOE) их в основном продавали дилеры с не очень надежной репутацией. Механизм формирования цен был не прозрачным. Рубин пришел к мысли, что Голдман может вытеснить с рынка сомнительных дилеров опционами и продавать их своим клиентам, другим компаниям Уолл стрит и инвесторам. Переговорив с Джо Салливаном, основатель CBOE, Рубин вошел в совет первого дня торговли биржи. Рынок опционов оказался ликвидным и его успех привел к появлению крупных биржевых рынков по фьючерсам на акции, индексы и облигации. Успех на рынке опционов привел к выходу компании при помощи Рубина на сырьевой рынок в 1978 году. Взяли Дэна Амстуца, зернотрейдера из Cargill и начали торговлю на рынке с-х продукции.

Компания J.Aron была основана в Новом Орлеане в1898 г. Джейкобом Ароном и занималась импортом сырого кофе. В 1915 году был открыт офис компании на Уолл стрит. Покупали и продавали на географически удаленных рынках (покупка сахара или каучука в Нью-Йорке и его продажа в Лондоне) и зарабатывали на разнице в цене актива.

В 1981 году Голдман купил J.Aron. другие игроки также купили сырьевых трейдеров. Приобретение этой компании вызвало ряд проблем, в результате почти все сотрудники J. Aron ушли. Рубин стал налаживать бизнес J. Aron и у него получилось снова сделать из компании прибыльную организацию. Рубин превратили Aron в компанию, использующую краткосрочную разницу в стоимости разных видов сырья и связанных с ними ценных бумаг. Раширили свою деятельность на валютном рынке и в сфере операций с нефтью и нефтепродуктами. Компания стала более рисковой.

Голдман не нанимал бывших сотрудников других банков, а брал студентов из лучших бизнес школ страны. 30 выпускников MBA из 1500. 20% прибыли выделялось на распределение между работниками. Работали очень много, но текучесть кадров крайне низкая. В 1984 году Уайтхед ушел из Голдман в 1984 году. В 1983 году чистая прибыль компании 400 млн.$, а ее капитал вырос до 750 млн.$, из которых 500 млн. принадлежало партнерам.  Когда Уайтхед и Вайнберг стали партнерами в 1956 году, капитал Голдман составлял лишь 10 млн.$. Многие инвестиционные компании стали публичными не потому. Что хотели привлечь капитал, а из-за стремления партнеров обналичить акции. Неограниченный капитал избавляет от необходимости выбирать линию поведения бизнеса. В 1985 году Уайтхеда пригласили на должность заместителя госсекретаря. До этого Уайтхед работал в качестве сопредседателя по финансам Национального комитета Республиканской партии. С тех пор служба на высших постах в правительстве стала неотъемлемой частью образа мыслей руководителей Goldman, что привело к более тесной взаимосвязи между Уолл-Стрит и Вашингтоном.

 

Расскажите друзьям

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий