Ротшильды (Часть 4)

После смерти Натана Ротшильды начали активно соревноваться в роскоши своих особняков. Джеймс Ротшильд стал главой клана. Он принимал у себя каждый день огромное количество литераторов, поэтов, художников. Например, Бальзак, Гейне, Стендаль. Бальзак: «Деньги могучая сила лишь тогда, когда их бесконечно много.».

Европа и Америка испытывала рельсовый бум, и Ротшильды активно участвовали в этом буме, хотя, поначалу, не все было гладко и многие инвесторы вышли из бизнеса железных дорог.  Дочь Ханна, дочь Натана, вопреки строгим запретам семьи вышла замуж за христианина. С ней сразу же перестали общаться все члены семьи.

Основой состояния клана Ротшильдов были операции с государственными облигациями и золотом. Война означала разорение страны и не выплаты по долгам, поэтому войны на данном этапе развития не были в интересах Ротшильдов. Джеймс знал всех министров и если он видел, что они идут по пути противном интересам правительства, он отправляется к королю. Ротшильд знает каждого короля в Европе и каждого маклера на бирже. Он держит в уме все их счета. Он им говорит: «Ваш баланс не удастся свести, если вы назначите это правительство…»

Ротшильды занимались и добычей железных руд, серы, ртути, мясом, занимались поставкой гаванских сигар, хлопка из Америки, поставляли паровозы и рельсы и т.д. Антисемитизм процветал и было сочинено много всяких небылиц про Ротшильда. Конечно, вспомнили, что курфюрст Гессенский отдал Майеру Амшелю Ротшильду на хранение свое многомиллионное состояние, то оправдал доверие, но построил на этом доверие и свое собственное благосостояние. Барон Джеймс тормозил цены на хлеб, а люди из-за антисемитской пропаганды, все равно его не любили.

Гейне написал: «Я предпочитаю видеть барона в его рабочем кабинете в банке, поскольку там могу наблюдать, как люди рассыпаются перед ним мелким бесом. Они так изгибают свой хребет, что самому ловкому акробату мудрено было бы это повторить. Мне приходилось видеть людей, которые приближаясь к великому барону, вздрагивали, как будто касались вольтового столба. Уже перед дверью его кабинета многих охватывает священный трепет благоговения, какое испытывал Моисей на горе Хорив, когда он заметил, что стоит на священной земле. Точно так же как Моисей снимал свою обувь, так и какой-либо маклер или агент по обмену, отважившись переступить порог личного кабинета господина Ротшильда, прежде всего стягивал с себя сапоги, если не боялся при этом, что его ноги будут пахнуть еще хуже и этот запах стеснит господина барона. Личный кабинет Джеймса в самом деле представляется удивительным местом, вызывающим возвышенные мысли и чувства, как вид океана или неба, усеянного звездами; здесь можно почувствовать как ничтожен человек и как велик Бог! А деньги – это Бог в наше время, а Ротшильд – его пророк». Однажды он заявил, что видел, как один биржевой спекулянт кланяется ночному горшку Ротшильда, поскольку тот для него — бог.

Расскажите друзьям

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий